Информационные материалы ко дню борьбы с наркоманией

Новые психоактивные вещетва – обзор литературы

О.Р. Айзберг, И.Д. Шилейко, Белорусская медицинская академия последипломного образования

            В обзоре литературы приведены данные о новых психоактивных веществах, которые получили популярность среди потребителей наркотиков за последние 10 лет. Представлены несколько классификаций новых психоактивных веществ, основные черты, которые отличают их от традиционно используемух психоактивных веществ. Описаны представители основных классов новых психоактивных веществ – синтетических каннабиноидов, психостимуляторов, серотонинергических психотомимиметиков, опиоидов, седативных веществ, антагонистов NMDA-рецепторов. Обсуждаются основные гипотезы, объясняющие отличия синтетических каннабиноидов от природных. Описаны клинические признаки, которые отличают психозы, вызванные синтетическими каннабиноидами, от психозов шизофренического спектра.  Освещены клинические признаки интоксикации, психиатрические и соматические осложнения при их употреблении, особенности клинической и лабораторной диагностики, основные методы лечения острой интоксикации и зависимости.   

Ключевые слова: синтетические каннабиноиды, психостимуляторы, серотонинергические психотомимиметики, синтетические опиоиды, зопиклон, габапентиноиды, антагонисты NMDA-рецепторов.

O.R. Aizberg, I.D. Shileyko

The literature review provides data on new psychoactive substances that have gained popularity among drug users over the past 10 years. There are several classifications of new psychoactive substances, the main features that distinguish them from the traditionally used psychoactive substances. Representatives of the main classes of new psychoactive substances - synthetic cannabinoids, psychostimulants, serotonergic psychotomimetics, opioids, sedatives, NMDA- receptor antagonists are described. The main hypotheses explaining the differences between synthetic cannabinoids from natural are described. Clinical signs that distinguish psychoses caused by synthetic cannabinoids from schizophrenia spectrum psychoses are described. Clinical signs of intoxication, psychiatric and somatic complications of their use, peculiarities of clinical and laboratory diagnostics, methods of treatment of acute intoxication and dependence are described.

Key words: synthetic cannabinoids, psychostimulants, serotonergic psychotomimetics, synthetic opioids, zopiclone, gabapentinoids, NMDA receptor antagonists.

Злоупотребление психоактивными веществами всегда представляло серьезную медицинскую проблему. Если ранее основную группу таких пациентов составляли лица, страдающие алкогольной зависимостью, то в последнее время значительную роль стали играть новые наркотические средства различных групп. В настоящее время на нелегальном рынке произошли серьезные изменения «ассортимента» наркотических средств. Так называемые «традиционные» наркотики (опийные алкалоиды и их синтетические заменители, амфетамин и его производные, марихуана) вытесняются новыми синтетическими психоактивными веществами, механизмы действия и эффекты которых весь разнообразны и слабо изучены.

Все новые психоактивные вещества могут быть разделены на несколько групп [2, 3, 14, 24, 32]

  • Давно известные психоактивные вещества (синтезированные 30 – 40 лет назад), не имевшие ранее широкого оборота на черном рынке (напр., производные пировалерона). Многие из этих веществ был синтезированы в поисках лекарственных средств.
  • Лекарственные средства, которые начали в настоящее время применять как психоактивные вещества – зопиклон, прегабалин, трамадол, баклофен  и др.
  • «Дизайнерские» наркотики (от англ. to design – проектировать, разрабатывать) производными уже существующих наркотических средств, созданными путем изменений их химической структуры. Они синтезируются с целью обойти действующее законодательство путем преобразования молекулы нелегального психоактивного вещества, в другое вещество с похожим эффектом, но не включенное в перечень веществ, запрещенных к обороту.
  • Синтезированные впервые в 1990-е годы психоактивные вещества – группа синтетических каннабиноидов JWH, дизайн-амфетаминов.  

            К основным группам относятся новых психоактивных веществ относятся следующие:

  • синтетические каннабиноиды,
  • психостимуляторы и серотонинергические психотомиметики,
  • седативные средства – прегабалин, габапентин, зопиклон,
  • синтетические опиоиды – производные фентанила,
  • психотомиметики –антагонисты NMDA-рецепторов - кетамин, метоксетамин, тилетамин.

Группа новых психоактивных веществ отличается от традиционных следующими чертами [2, 3, 14, 24, 32] :

  • Токсичность и аддиктивность (способность вызывать зависимость) эти веществ варьируют – среди них встречаются и относительно безобидные вещества, и крайне токсичные, способные привести к смертельному исходу даже в микрограммовых количествах.
  • Из-за того, что в короткие сроки получили распространение несколько сотен различных веществ, их эффекты изучены недостаточно,
  • Они часто не обнаруживаются в моче хроматографическими методами,
  • Торговля новыми психоактивными веществами происходит в основном при помощи интернета с использование специальной зашифрованной системы сообщений, что затрудняет работу правоохранительных органов.
  • Многие из новых психоактивных веществ не входят в официальный список наркотических и психотропных веществ, что затрудняет уголовное преследование наркодилеров.

Диагностика употребления новых психоактивных веществ сопряжена с определенными трудностями. При оценке клинического статуса можно лишь предположить вероятность употребления психотропного вещества на основании наличия характерных симптомов, а также анамнестических данных. При сборе анамнеза можно столкнуться с несколькими трудностями. Часть наркопотребителей не сознаются в приеме наркотиков, а некоторые просто не знают, какое конкретно вещество они употребляли, или могут указать только жаргонное название вещества. У многих пациентов сбор анамнеза затруднен из-за того, что они поступают на лечение в состоянии психоза.   Объективным доказательством приема психотропного вещества является химико-токсикологический анализ, который заключается в обнаружении психотропных веществ и (или) продуктов их метаболизма в биологических жидкостях организма человека. Наиболее информативным биологическим объектом в этом случае является моча, поскольку большинство психотропных веществ обладают очень коротким периодом элиминации из плазмы крови. Срок их обнаружения в моче также ограничен и составляет, что связано с особенностями метаболизма этих веществ. Необходимо отметить, что выявление большинства новых психоактивных веществ наркотиков в моче с использованием метода иммунохроматографии невозможно. Для их выявления необходимо использовать хроматограф с масс-спектральным детектором [4, 5, 13]. Следует отметить, что даже при использовании масс-спектрометрии возможны ложноположительные реакции при обнаружении психоактивных веществ. Например, противосудорожный препарат леветирацетам может давать ложноположительную реакцию на альфа-пировалерон из-за присутствия в молекуле обоих веществ пирролидинового кольца.  

Синтетические каннабиноиды

Синтетические каннабиноиды объединяет способность воздействовать на каннабиноидные рецепторы – СВ1 и СВ2, подобно природным каннабиноидам – действующим веществам наркотических средств, получаемых из конопли. Рецепторы первого подтипа находятся преимущественно в ЦНС, а СВ2-рецепторы локализуются в периферических органах.

Первый синтетический каннабиноид, получивший широкое распространение на черном рынке - JWH-018 -  был синтезирован в лаборатории университета в Клемсоне (США) в 1995 г. химиком John W. Huffman (откуда и происхождение аббревиатуры JWH) с целью возможного использования в медицине. В средствах массовой информации и на жаргоне потребителей смеси для курения, обладающие психоактивным действием, зачастую именуют «Спайсами». Первоначально курительные смеси содержали только синтетические каннабиноиды, либо продукты переработки растений, обладающих психотропным действием (шалфей предсказателей, гавайская роза, голубой лотос), затем в некоторые из них стали добавлять также психостимуляторы и психотомиметики.  С 2008 до 2017 года было выявлено 179 новых синтетических каннабиноидов. В 2016 году в странах ЕС из группы синтетических каннабиноидов наиболее часто из незаконного оборота изымались вещества AM-6527, CUMYL-4CN-BINACA, AMB-FUBINACA, 5F-MDMB-PINACA и AB-FUBINACA.

Употребление синтетических каннабиноидов может вызывать психотические нарушения, протекающие с галлюцинаторной-бредовой симптоматикой, а в некоторых случаях с делирием. Длительность острых интоксикационных психозов может составлять от нескольких суток до нескольких недель. Также в медицинской литературе описаны случаи развития эпилептического статуса, ишемических инсультов и острой почечной недостаточности под влиянием синтетических каннабиноидов  [1, 3, 12, 15, 17, 18, 21, 22, 23, 31, 34].

Таблица 1. Классификация синтетических каннабиноиов

Классификация по химической структуре

Наименование веществ

Производные

3-карбамоилиндазола

АСВМ-018, МВА-2201, МВА(N)-018 (AB-PINACA), MBA(N)-2201 и др.

Производные адамантоилиндола

AD-018, AD-2201

Производные

3-карбонилиндазола

AM(N)-2201, AM-1220, АМ-2233, AM-694

Производные

3-карбамоилиндола

Bz(N)-018, BzCBM-018, BzODZ-200, CBM(N)-018, CBM-018

Производные

3-карбоксииндазола

CBL(N)-018, CBL(N)-2201, CBL-018, CBL-2201,

CBL-BZ-F, CBL(N)-BZ-F

Производные циклогексилфенола

CP 47,497-C6; CP 47,497-C7; CP 47,497-C8; CP 47,497-C9

Производные

3-карбоксилиндола

QCВL-018 (PB-22), QCBL-2201, QCBL(N)-018, QCBL-BZ-F

Производные

3-карбамоилбензимида-зола

QCBМ(N)-018, QCBМ(N)-2201,

QCBМ-018, QCBМ-2201

Производные бензоилиндола

RCS-4, RCS-4-орто

Производные

3-карбонилбензимидазола

ТМСР-018, ТМСР(N)-018, ТМСР(N)-2201, ТМСР-BZ-F

Производные нафтоилиндола

JWH-018, JWH-073, JWH-081, JWH-098, JWH-116, JWH-122, JWH-200

Производные нафтилметилиндола

JWH-175, JWH-185, JWH-192, JWH-199

Производные нафтоилпиррола

JWH-307, JWH-370

Производные нафтилметилидена

JWH-176


В отличие от природных, при употреблении синтетических агонистов каннабиноидных рецепторов достаточно быстро развивается психофизическая зависимость, которая крайне сложно поддается лечению. При длительном употреблении происходит также снижение когнитивных функций – памяти, внимания, способности к абстрактному мышлению. Существует несколько гипотез более высокой токсичности синтетических каннабиноидов по сравнению с природными [1, 3, 12, 15, 17, 18, 21, 22, 23, 31, 34]

  • Синтетические каннабиноиды обладают более высокой аффинностью по отношению к центральным каннабиноидным рецепторам по сравнению с природным тетрагидроканнабинолом (ТГК), что обусловливает более высокую частоту развития психозов.
  • Соматическая токсичность синтетических каннабиноидов связана с действием на периферические CB2 – каннабиноидные рецепторы, на которые ТГК действует очень слабо.
  • В природных каннабиноидах присутствует каннабидиол, который обладает седативным, антипсихотическим и нейропротекторным эффектом и уравновешивает психотомиметические и нейротоксические эффекты ТГК.

Особенности психопатологии при употреблении синтетических каннабиноидо были подробно изучены А.А. Синевичем и А.В.Копытовым [7 – 11]. Они указывают, что для психотического синдрома при употреблении данных веществ характерен бред и  нехарактерны галлюцинации. Также характерны повышение импульсивности, снижение критичности к своему состоянию, снижение уровня внимания. Эти авторы указывают, что в отличие от пациентов с расстройствами шизофренического спектра, потребители синтетических каннабиноидов отличаются высокими показателями социального интеллекта, сообразительности, способности к научению, усвоению нового материала, когнитивной гибкости.

Психостимуляторы и серотонинергические психотомимтетики

Основные представители новых психостимуляторов и серотонинергические психотомиметиков

Классификация по химической структуре

Наименование веществ

Производные пиперазина

TFMPP, BZP, m-CPP, p-CPP, p-FPP, MBZP, 2C-B-BZP

Производные фенетиламина

 2-PEA, DMMA, DMA, b-Me-PEA, фенпрометамин

 

Амфетамины

PMMA, 4-FMA, 4-CA, 2-FA, 2-FMA, фенфлурамин

Синтетические катиноны

4-MMC, 4-EMC, 3,4-DMMC, пентедрон, мефедрон, метилон, MDPV, альфа-PVP, bk-PMMA

Аминоинданы

2-AI, 5-IAI, MDAI, MMDAI, MDAT

Пиперидины

2-DPMP, дезокси-D2PM

Бензофураны

5-APB, 5-APDB, 5-MAPB, 6-APB, 6-APDB

Триптамины

AMT, 5-IT, 5-APDI, 4-AcO-DPT, 5-MeO-DPT, 4-AcO-DMT, 4-AcO-DALT, 5-MeO-DMT

2С-замещенные фенилэтиламины

2C-H, 2C-B, 2C-E, 2C-N, 2C-G

2D-замещенные фенилэтиламины

DOI, DOC, DOB, DOM

Фенилэтиламины группы NBOME

25H-NBOMe, 25I-NBOMe, 25B-NBOMe, 25E-NBOMe, 25N-NBOMe


Данная группа веществ обычно распространяется в виде порошков или таблеток. Нередко их реализуют под жаргонными названиями «соли для ванн» или «витаминные добавки». В случае, если вещество действует в микрограммовых количествах, то его наносят на марки.  В странах ЕС наиболее часто обнаруживаемыми веществами этой группы были в 2016 альфа-PVP, 4-CMC, 3-CMC, 4-метилl-N,N-диметилкатинон и  3-MMC. В Беларуси на чаще всего из всеществ этого класса встречается альфа-PVP, MDPV и мефедрон. 

Продолжительность действия психостимуляторов в среднем составляет от 3 до 6 часов. Клиническая картина опьянения характеризуется физической активностью, повышением работоспособности, улучшением настроения, уменьшением аппетита. В ряде случаев прием сопровождается развитием галлюцинаторно-параноидного синдрома. При их употреблении возможно также развитие разнообразных соматоневрологических расстройств – инфаркта миокарда, геморрагического и ишемического инсульта, мерцательной аритмии, пароксизмов желудочковой тахикардии, эпилептического статуса, острой почечной недостаточности, серотонинового синдрома с злокачественной гипертермией. При употреблении психостимуляторов весьма высока вероятность развития психофизической зависимости. Фармакологическое лечение зависимости от психостимуляторов не разработано [24, 26, 28, 30, 32].

Вещества-агонисты 5-НТ серотониновых рецепторов обладают выраженным галлюциногенным действием и по своей сути являются психотомиметиками – психоактивными веществами, действие которых проявляется развитием психотического состояния с бредом, галлюцинациями, в некоторых случаях – с нарушением ориентировки в месте, времени и собственной личности.

Некоторые представители этой группы оказывают выраженный эффект на организм в относительно невысоких дозах, что обуславливает их токсичность для организма человека, а также высокий риск передозировки и летального исхода. Ярким примером являются агонисты 5-НТ-рецепторов 2C-C-NBOMe и 2C-I-NBOMe: дозы этих веществ, достаточные для достижения психотропного эффекта, чрезвычайно малы – от 0,1 мг, для случайного потребителя доза 1 мг может оказаться летальной.

Психотомиметики – антагонисты NMDA-рецепторов

Родоначальником данной группы вещества является кетамин – лекарственное средство, которое широко используется в анестезиологической практике. Их психотропные эффекты обусловлены антагонистическим свойствами в отношении NMDA-рецепторов, также они являются агонистами 5-HT2A-серотониновых рецепторов и различных типов опиоидных рецептор включают в себя нарушение темпа [29, 38]. Особенности эффекта включают в себя нарушения мышления, ощущение «раздвоения собственного Я», деперсонализационные расстройства, нарушение схемы тела, помрачение сознания. К этой группе веществ относится метоксетамин, дифенидин, метоксфенидин, тилетамин.

Новые опиоиды

К новым синтетическим опиоидам относятся AH-7921, U-47700, AND MT-45, ацетилфетанил, бутирилфентанил, акрилоилфентанил, 4-фторобутирилфентанил,, 4-метоксибутирилфентанил, карфентанил, альфа-метилфентанил, 3-метилфентанил, , фуранилфентанил, 4-хлороизобутирилфентанил, тетрагидрофуранилфентанил, окфентанил. Все вещества этой группы представляют серьезную опасность в связи с высоким риском смертельной передозировки в связи с остановкой дыхания [36]. От природных опиоидов и их производных данная группа веществ отличается небольшой разницей между эйфорической и токсической дозой, а также более высоким уровнем сродства к опиоидным рецепторам.  Антидотом при отравлении синтетическими опиоидами служит антагонист опиоидных рецепторов налоксон. Для профилактики смертельных отравлений рекомендуется выдача налоксона потребителям наркотиков. Для лечения опиоидной зависимости используется терапия агонистами опиоидных рецепторов (метадон, бупренорфин) либо антагонистами опиоидных рецепторов (налтрексон).  

Седативные препараты

В настоящее время наиболее актуальной является проблема зависимости от таких седативных препаратов как бензодиазепины, небензодиазепиновые снотворные препараты (зопиклон), прегабалин и габапентин [14, 16, 33, 20]. 

В настоящее время значительно выросло потребление зопиклона при одновременном снижении частоты потребления бензодиазепинов. Существует несколько причин слабой настороженности врачей в отношении риска зависимости от этого препарата

  • Препарат относится по химической структуре к небензодиазепиновым снотоворным, что создает у врача впечатление о коренном отличии его механизма действия от традиционных транквилизаторов. Следует отметить, что зопиклон действует на бензодиазепиновые рецепторы и обладает таким же потенциалом развития зависимости, как и традиционные бензодиазепиновые транквилизаторы (диазепам, клоназепам, альпразолам и др.).
  • В части инструкций к препарату (содержание их отличается в зависимости от фирмы-производителя) риск развития зависимости не упомянут вообще, в другой части указывается на “минимальный риск развития зависимости”, хотя зависимость от зопиклона и других Z-препаратов (залеплон, золпидем) описана в научной литературе более 20 лет назад.
  • препарат не входит в список веществ, оборот которых находится под государственным контролем (в отличие от бензодиазепинов)

При развитии зависимости от зопиклона пациенты начинают употреблять его днем как противотревожный препарат, дозы увеличиваются до 5 – 10 таблеток в сутки (В стационаре РНПЦ психического здоровья проходили лечение несколько пациентов, которые употребляли до 40-50 таблеток зопиклона в сутки). Пациенты отмечают также изменение характера действия препарата – седативный эффект сменяется стимулирующим.

Синдром отмены седативных препаратов болями в мышцах, потливостью, тахикардией, бессонницей, тревогой, тремором. В тяжелых случаях может развиться галлюцинаторно-параноидный психоз, судорожные приступы.  Острые его проявления длятся 2-3 недели, затем в течении нескольких месяцев пациенты испытывают бессонницу, психический дискомфорт, неприятные телесные ощущеняи.

При лечении пациентов с зависимостью от седативных средств используется перевод на бензодиазепины длительного действия (диазепам или клоназепам), затем производится постепенное уменьшение суточной дозы бензодиазепина (на 2,5 -5 мг/сут диазепама либо на 0,125 - 0,25 мг клоназепама в неделю) и затем полная отмена бензодиазепина.

Прегабалин и габапентин используются для лечения нейропатической боли и обладают определенным потенциалом злоупотребления. Злоупотребление ими встречается обычно среди пациентов, у которых уже сформирована зависимость от других психоактивных веществ (чаще всего алкоголя или бензодиазепинов). Описаны смертельные случаи, связанные с сочетанным употреблением этих лекарственных средств с алкоголем и опиоидами.      

Получили распространение также дизайнерские бензодиазепины (3-гидороксифеназепам, адиназолам, бромазолам, клоназолам, клонитразепам, десметилфлунитразепам, флуалпразолам, флунитразолам и др.) и производные метаквалона (этаквалон, афлоквалон, меброквалон, метилметаквалон и др.)

Список литературы:

  1. Анцыборов А.В., Мрыхин В.В Синтетические каннабиноиды: распространённость, механизмы формирования зависимости, психические нарушения, связанные с употреблением. Современное состояние проблемы. Интерактивная наука – № 4 (14). – С. 39-51
  2. Анцыборов А.В., Новые психоактивные вещества: кратом, DMT, серотонинергичские галлюциногены, диссоциативные наркотики. Механизм действия, психоактивные эффекты. Неврологический вестник — 2018 — Т. L, вып. 1 — С. 37—43
  3. Мрыхин В.В., Анцыборов А.В. Психиатрические аспекты употребления дизайнерских наркотиков и новых психоактивных веществ Интерактивная наука – № 4 (14). – С. 39-51
  4. Неверо А.С., Фицев И.М., Мелкозеров В.П., Шевырин В.А. Масс-спектрометрические характеристики новых психоактивных веществ – дизайнерских наркотиков.   Судебный эксперт 1(1) 2012, 119 - 135
  5. Рекомендуемые методы идентификации и анализа агонистов рецепторов синтетических каннабиноидов в изъятых материалах: руководство. ООН, Нью-Йорк, 2014.
  6. Республиканский перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих государственному контролю в Республике Беларусь. Минск, 2018
  7. Синевич, А.А., Копытов А.В. Анализ продуктивной симптоматики по шкале позитивных симптомов PANSS, у лиц мужского пола с зависимостью от курительных смесей из Республики Беларусь // Военная медицина. – 2016. – № 3. – С. 64–70.
  8. Синевич, А.А., Продуктивные психотические симптомы в состоянии отмены и постинтоксикационном периоде при употреблении синтетических каннабиноидов // Наркология. – 2016. – № 11. – С.69–75.
  9. Синевич, А.А. Копытов А.В.   Негативные психотические симптомы в состоянии отмены и постинтоксикационном периоде при употреблении синтетических каннабиноидов //Наркология. – 2016. – № 12. – С. 56–61.
  10. Синевич, А. А., Копытов А.В. Анализ психопатологической симптоматики у лиц мужского пола из Республики Беларусь с зависимостью от курительных смесей // Медицинский журнал. – 2017. – № 1. – С. 107–114.
  11. Синевич, А. А., Копытов А.В.  Нейропсихологические особенности мужчин, страдающих зависимостью от синтетических каннабиноидов. // Военная медицина. – 2017. – № 1. – С. 44–50.
  1. Софронов Г. А. Синтетические каннабиноиды. Состояние проблемы // Наркология. 2012; 10: 97-110.
  2. Фицев И. М. , Шамсиева Э. Ш., Саитгараева А. Р., Нураниев А. И., Гладырев В. В. , Косолапов М. В., Ризванов И. Х.,  Будников Г. К. Идентификация новых «дизайнерских» синтетических каннабимиметиков в объектах криминалистических экспертиз
  3. Casati A, Sedefov R, Pfeiffer-Gerschel T. Misuse of medicines in the European Union: a systematic review of the literature. Eur Addict Res. 2012;18(5):228-45.
  1. Castaneto M.S., Gorelick D.A., Desrosiers N.A., Hartman R.L., Pirard S., Huestis M.A. Synthetic cannabinoids: epidemiology, pharmacodynamics, and clinical implications. Drug Alcohol Depend. 2014 November 1; 0: 12–41.
  2. Bonnet U., Richter E.L., Isbruch K., Scherbaum N. On the addictive power of gabapentinoids: a mini-review. Psychiatr Danub. 2018 Jun;30 (2): 142-149
  3. Davidson C., Opacka-Juffry J., Arevalo-Martin A., Garcia-Ovejero D., Molina-Holgado E., Molina-Holgado F. Spicing Up Pharmacology: A Review of Synthetic Cannabinoids From Structure to Adverse Events. Adv Pharmacol. 2017; 80: 135-168.
  1. Deng H., Verrico C.D., Kosten T.R., Nielsen D.A. Psychosis and synthetic cannabinoids Psychiatry Res. 2018 Aug 10; 268: 400-412.
  2. European Drug Report 2018: Trends and Developments. EMCDDA, Lisbon, June 2018
  3. Evoy KE, Morrison MD, Saklad SR. Abuse and Misuse of Pregabalin and Gabapentin. 2017 Mar;77 (4) :403-426.
  4. Fantegrossi W.E., Moran J.H., Radominska-Pandya A., Prather P.L. Distinct pharmacology and metabolism of K2 synthetic cannabinoids compared to Δ(9)-THC: mechanism underlying greater toxicity? Life Sci. 2014 Feb 27; 97 (1): 45-54
  5. Fantegrossi W.E., Wilson C.D., Berquist M.D.. Pro-psychotic effects of synthetic cannabinoids: interactions with central dopamine, serotonin, and glutamate systems. Drug Metab Rev. 2018 Feb; 50 (1): 65-73.
  6. Ford B.M., Tai S., Fantegrossi W. E., Prather P.L. (2017). Synthetic Pot: Not Your Grandfather’s Marijuana. Trends in Pharmacological Sciences, 38 (3), 257–276.
  7. Hassan Z., Bosch O.G., Singh D., Narayanan S., Kasinather B.V., Seifritz E., Kornhuber J., Quednow B.B., Müller C.P. Novel Psychoactive Substances-Recent Progress on Neuropharmacological Mechanisms of Action for Selected Drugs. Front Psychiatry. 2017 Aug 18; 8: 152.
  8. Hondebrink L. Kasteel E.E.J., Tukker A.M., Wijnolts F.M.J., Verboven A.H.A., Westerink R.H.S. Neuropharmacological characterization of the new psychoactive substance methoxetamine. 2017 Sep 1; 123: 1-9.
  9. Karila L, Megarbane B, Cottencin O, Lejoyeux M. Synthetic cathinones: a new public health problem. Curr Neuropharmacol. 2015 Jan;13(1):12-20.
  10. Meyer M. R. (2016). New psychoactive substances: an overview on recent publications on their toxicodynamics and toxicokinetics. Archives of Toxicology, 90 (10), 2421–2444.
  11. Miliano C., Serpelloni G., Rimondo C., Mereu M., Marti M., De Luca M.A. Neuropharmacology of New Psychoactive Substances (NPS): Focus on the Rewarding and Reinforcing Properties of Cannabimimetics and Amphetamine-Like Stimulants. Front Neurosci. 2016 Apr 19; 10:153.
  12. Morris H., Wallach J. From PCP to MXE: a comprehensive review of the non-medical use of dissociative drugs. Drug Test Anal. 2014 Jul-Aug;6(7-8):614-32.
  13. Paillet-Loilier M., Cesbron A., Le Boisselier R., Bourgine J., Debruyne D. Emerging drugs of abuse: current perspectives on substituted cathinones. Subst Abuse Rehabil. 2014 May 26; 5: 37-52.
  14. Pintori N., Loi B., Mereu M. Synthetic cannabinoids: the hidden side of Spice drugs. Behav Pharmacol. 2017 Sep; 28(6): 409-419.
  15. Rosenbaum C.D., Carreiro S.P., Babu K.M. Here today, gone tomorrow…and back again? A review of herbal marijuana alternatives (K2, Spice), synthetic cathinones (bath salts), kratom, Salvia divinorum, methoxetamine, and piperazines. J Med Toxicol. 2012 Mar;8(1):15-32.
  16. Soyka M. Treatment of Benzodiazepine Dependence. N Engl J Med. 2017 Mar 23; 376 (12): 1147-1157.
  17. Tournebize J., Gibaja V., Kahn J.P. Acute effects of synthetic cannabinoids: Update 2015. Subst Abus. 2017 Jul-Sep;38(3):344-366.
  18. Wadsworth E., Drummond C., Kimergård A., Deluca P. A market on both "sides" of the law: The use of the hidden web for the sale of new psychoactive substances..Hum Psychopharmacol. 2017 May; 32(3).
  19. Zawilska J.B. An Expanding World of Novel Psychoactive Substances: Opioids. Front Psychiatry. 2017 Jun 30; 8: 110.
  20. Zawilska J.B., Andrzejczak D. Next generation of novel psychoactive substances on the horizon - A complex problem to face. Drug Alcohol Depend. 2015 Dec 1; 157: 1-17.
  21. Zanda MT, Fadda P, Chiamulera C, Fratta W, Fattore L. Methoxetamine, a novel psychoactive substance with serious adverse pharmacological effects: a review of case reports and preclinical findings. Behav Pharmacol. 2016 Sep;27(6):489-96.

Учреждения высшего образования


ЦИТ БелМАПО ©

0,0015 s - время на запросы к базе данных | 4 - запросов к базе данных | 0,1275 s - PHP скрипты | 0,1290 s - общее время | cache - источник содержимого